Духовно-созидательный камень № 69

Брата Бранхама спросили о Римлянам 7:14-20:

“Мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живёт во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех”.

Давайте я немножко поясню это, чтобы вам было понятно. Павел сказал: “Во мне две личности: одна хочет, чтобы я делал добро; другая хочет, чтобы я делал зло. И каждый раз, когда я начинаю делать добро, тогда мне препятствует зло”.

Снаружи вы представляете собой человека, управляемого шестью чувствами, ваш внутренний человек управляется одним чувством, то есть верой. А эта вера не соглашается со всеми шестью чувствами, если эти шесть чувств не соглашаются с верой. То есть, одно противоречит другому. Так вот, пока шесть чувств не расходятся с верой, прекрасно, но когда шесть чувств расходятся с верой, тогда оставьте эти шесть чувств.

Так вот, например, Иисус что-то высказал, обещал. Внутренний человек говорит, что это правда; внешний человек оспаривает, что для вас это не может быть правдой — значит, не обращайте внимания на внешнего человека и принимайте внутреннего человека. Вот именно об этом и говорит Павел. Под законом он был продан плотскому греху. То же самое и с каждым из нас. Вот почему у нас такие проблемы: женаты по четыре-пять раз, то одно, то другое, и всевозможные грехи, и прелюбодеяния, и всё остальное в нашей жизни — это из-за всего этого. Мы плотские, и эта часть должна погибнуть, а вот внутри мы являемся человеком-духом, внутри душа, а это вера в Божье Слово. Тогда мы подчиняем наше внешнее тело Слову верою, принимая то, что сказал Бог.

Разве я могу взять дурнишник и сделать из него пшеничное зерно? Мне невозможно это сделать. Это возможно только тогда, когда внутренность этого дурнишника перенесена из пшеницы дурнишника…из дурнишника в зародыш под названием “жизнь пшеницы”. Затем вы закапаете этот дурнишник, и он воспроизведёт пшеничное зерно, потому что в дурнишник была введена жизнь пшеницы, а жизнь дурнишника была удалена. Но натура дурнишника ещё держится, и так будет, пока эта новая жизнь полностью не вырастит из земли и не поднимется. Когда она прорастёт, тогда это уже не дурнишник, а пшеница…а пшеница. Но пока он здесь на земле и в…из земли (дурнишник), он по-прежнему цепляется, но внутри у него натура пшеницы.

И пока вы в этой жизни, вы будете непокладистыми и у вас будет плотская натура, которая будет вас беспокоить всю жизнь, но внутри вы зановорождённые. И когда вы воскреснете, вы будете в подобии Христа, и от вас удалится весь грех. Понимаете? Вот оно как.

Можно я так скажу? Индейцы для нас — странные люди. Но если вы узнаете их получше, это хорошие люди.

Я помню индейца из Финикса, штат Аризона. Билли шёл раздавать молитвенные карточки. Он просто стоит себе там и раздаёт молитвенные карточки. А те люди, которые могут забежать туда и получить молитвенные карточки… Хотя у этих здоровых людей на самом деле была головная, зубная боль, что-то с пальцем на ноге, молитвенные карточки получали только они. А там сидели люди, которые умирали от рака и так далее, или бедные калеки, которые не попали в молитвенную очередь. Я сказал: “Билли, спустись туда и спроси тех людей, что у них не в порядке. И если у них не рак или какая-то ужасная болезнь, или то, из-за чего они могут умереть, то не давай им молитвенные карточки. Ставь туда в молитвенную очередь тех людей, которые могут умереть, если не поможет Господь. Остальные пусть просто ждут. Пусть они пройдут в быстрой очереди или как-то так”.

“Хорошо, я это сделаю”.

Он идёт, а там был пожилой индеец (а они очень странные), он не хотел садиться на стул. Ему дали стул, а он сел в той палатке на пол. На нём была шляпа, он её не снимал, сзади из неё торчало перо — вот так и сидел там.

Билли подошёл к нему. Он проходил мимо и спросил: “Вам нужна молитвенная карточка?”

“Хм”.

Он спросил: “Что с вами, вождь?”

Тот ответил: “Мне болит!”

Он говорит: “Но какая у вас болезнь?”

Тот говорит: “Мне болит!”

Он говорит: “Но я хочу знать, какая именно болезнь”.

Тот ответил: “Мне болит!”

Вот и всё, что он мог от него добиться, сказал: “Хорошо, я скоро вернусь”. Итак, Билли шёл дальше и спрашивал людей. Пожилой индеец всё наблюдал, как молитвенных карточек становится всё меньше и меньше. Каждый раз, когда он вынимал их из кармана, их количество сокращалось. Итак, через некоторое время пожилой индеец поднялся, подошёл и похлопал Билли по спине, чтобы напомнить ему, что и он там был. Он спросил: “Вождь, какая у вас болезнь?”

Тот ответил: “Мне болит!”

Он говорит: “Ну вот что, вождь, вы мне должны сказать. Папа велел не давать эти карточки тем людям, у которых что-то вроде боли в животе и в голове, и так далее; чтобы давал их людям, которые действительно больны”. Говорит: “Вождь, чем вы больны?”

Он ответил: “Мне болит!” Он его снова усадил и прежде чем он…его карточки уже точно чуть не закончились, через пару минут (а он всё следил за карточками) он снова подошёл и опять похлопал по нему. Билли положил ему в руку карточку, сказал: “Вождь, идите и напишите на ней: ‘Мне болит’.”

Он попал в молитвенную очередь, и я за него молился, и я спросил: “Вождь, вы верите?”

Он сказал: “Ну да”.

И я спросил: “Вы верите, что Бог вас исцелит?”

Он говорит: “Ну да”.

Я спросил: “Вы будете хорошим мальчиком?”

Он сказал: “Ну да”.

Примерно через неделю я его встретил. Я спросил: “Вождь, у вас всё хорошо?”

Он ответил: “Ну да”. Потом выяснилось, я разговаривал с миссионером, с тем пожилым человеком с седыми усами, что там у апачей. Не помню, как его зовут. Он сказал: “Брат Бранхам, это всё, что он умеет говорить”. Говорит: “Я научил его говорить: ‘Мне болит’, — это единственное, что он умел говорить, — ‘ну да’.” А больше ничего. Видите? “Ну да. Мне болит!”

Кто-то мне рассказывал, что у него один индеец однажды обратился, получил Святого Духа, и он его спросил: “Ну как у тебя дела?”

Тот ответил: “Очень хорошо и очень плохо”.

Он спросил: “Ну как это, очень плохо и очень хорошо?”

Тот ответил: “С того разу, када я получил Святого Духа, — говорит, — во мне появились две собаки, одна из них — чёрная собака, а другая — белая собака”. И говорит: “Они всё время ссорятся”. Говорит: “Они рычат и дерутся друг с другом”. И говорит: “Белая собака хочет, чтобы я поступал хорошо, а чёрная собака хочет, чтобы я поступал плохо”.

Спросил: “Вождь, а какая из них побеждает в драке?”

Говорит: “Это зависит от того, какую вождь больше кормит”. Так что я считаю, что это хороший ответ и в этом случае. Понимаете? Просто всё дело в находящейся в вас враждебности тела; всё зависит от того, чему вы угождаете, какой натуре вы угождаете — плотской натуре, стремящейся к мирскому, или же духовной натуре, стремящейся к Божьему. Вот в чём дело. [1]

Давайте прочитаем эти подходящие Слова Божьи:

Римлянам 6:12-14: “Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мёртвых, и члены ваши Богу в орудия праведности. Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью”.

Римлянам 5:20-21: “Закон же пришёл после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим”.

Галатам 5:16-18: “Я говорю: поступайте по Духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного Духу, а Дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы. Если же вы Духом водитесь, то вы не под законом”.

Далее мы читаем в Откровении 1:1-2:

“Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну, который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел”.

Примерно через шестьдесят с чем-то лет после Пятидесятницы тут Он посылает Своего ангела, чтобы показать Своему рабу Иоанну, что должно быть вскоре. Так вот, когда была написана Книга Откровений? — Во-первых, она была написана до основания мира. И Иоанн только сердцем, исполненным Святого Духа…

Ангельские существа тесно связаны друг с другом. (О-о, надеюсь, вы это понимаете; это прямо сейчас пришло, как бесплатное приложение.) Смотрите. И если в вас Святой Дух, тогда вы кандидат на общение с невидимым миром и сверхъестественным. Неудивительно, что люди не могут поверить в такие вещи — ведь они никогда с этим не соприкасались. У них здесь внутри ничего нет, им нечем верить.

Но когда Святой Дух входит в сердце, тогда он сразу становится двойным существом: одно — земное, смертное, а другое — Небесное, бессмертное. Аминь. В своём теле он по-прежнему подвержен смерти, но в своей душе он перешёл от смерти в Жизнь. В своём теле он имеет земную связь со своими пятью чувствами, а в своём духе он имеет связь с Богом Святым Духом. И Ангелы Божьи их посещают и говорят с ними, и они — посланники, посланные от Бога, чтобы открывать и приносить человеку послания от Бога. Он должен ставить первостепенные вещи на первое место. Если не заложено основание, то купол никак не возведёшь. Понимаете? Так что мы должны об этом помнить — ставьте первое на первое место. “Ищите прежде Царства Божьего и Его праведности, а всё остальное приложится вам”. [2]

Мы знаем, что допускаем ошибки, но вы не должны смотреть на это. Ваши ошибки — это не главное, потому что вы их всегда будете делать. Но, понимаете, главное — соблюдать Его правила, соблюдать то, что Он сказал делать. То, что вы спотыкаетесь и падаете, не имеет к этому никакого отношения. Настоящий истинный слуга, если и споткнётся, то снова поднимется. Если его занесёт, Бог вытащит его обратно на тропу, если только он на пути при исполнении своих обязанностей. А если он ушёл с пути исполнения своего долга, то Бог ему ничем не обязан. Но пока он на пути исполнения долга, Бог обязан перед ним, зная, что это просто мужчина или женщина. Он обязан быть с тем человеком до тех пор, пока он на пути при исполнении долга. [3]

Брату Бранхаму задали однажды следующий вопрос:

“Объясните об Ангеле каждого человека, который сопровождает его от рождения до смерти”.

Очень хороший вопрос. Так вот, есть Ангел, но этот Ангел Господень ополчается вокруг боящихся Его. Понимаете? Не обещано, что у грешников есть Ангелы, только у искупленных есть Ангелы. Вы знаете об этом? Ангелы Господни ополчаются вокруг боящихся Его.

Так вот, Ангелы — это посланники. Я хочу, чтобы вы заметили. Это настолько совершенно, и это докажет вам предопределение. Понимаете?

Так вот, когда младенец формируется под материнским сердцем… А вы, детки, которые понимают эти вещи (видите?), Господь дал вас матери. И она носила вас под своим сердцем, потому что вы близки к её сердцу. А потом однажды Господь сошёл и взял тебя от материнского сердца, от её сердца, но ты всегда будешь в её сердце.

Так вот, в то время как это тельце формируется (в матери формируется физическое тельце), духовное тело земли готово принять это физическое тело, как только оно родится. Так вот, младенец рождается с живыми мышцами, бьющимся сердцем, но в нём нет дыхания жизни. Его мышцы сокращаются… Понимаете? Притом, видите, если бы это было как-то иначе, если бы в него позже не должен был бы войти дух, тогда у нас могло бы остановиться дыхание, и мы бы больше не дышали, и всё равно оставались бы живы. Но когда это тело не получает кислорода от…вернее, дыхания (вдох и выдох наших лёгких), тогда мы умираем.

Младенец выпадает на землю от материнского сердца (“выпадает”, вы понимаете, что я подразумеваю, почему я так выражаюсь), когда младенец выпадает, что происходит? Как только он появляется, если он не начинает плакать, то врач, акушерка, или ещё кто, шлёпнут его, разомнут. Он должен получить шок, и что происходит?

Обратите внимание, мать, какой бы она ни была злобной и жестокой, но перед самым рождением ребёнка появляется какое-то нежное чувство. Вы когда-нибудь обращали внимание на мать, когда она вот-вот родит? Она становится такой приятной, она всегда становится очень нежной. Это потому, что этот ангелочек, маленький дух, маленький посланник к этой хижинке готов появиться на свет. А потом, когда этот ангелочек входит в тело (то есть, земной ангелочек, дух, предназначенный Богом к принятию этого тела), тогда этот младенец должен иметь выбор. Он сам принимает решение. А когда это происходит, тогда, понимаете, сюда входит Ангел Господень, то есть духовное тело, то вечное.

Это умирающий дух в умирающем теле, но ведь вы не можете одновременно находиться в двух телах; тем не менее, в вас одновременно могут быть две натуры. Итак, натура Духа Господнего… Когда вы рождаетесь заново, вы не рождаетесь физически, как ребёнок. Но что произошло? — К вам пришло духовное рождение. И в то время как в вашем сердце растёт это духовное рождение от Бога, растёт и физическое, точнее, небесное тело, чтобы принять тот дух. И когда жизнь выходит из этого тела, она направляется к тому телу. Точно как и тогда, когда тело появляется на земле, входит дух, а когда дух выходит из этого тела, ожидает то тело. “Ибо мы знаем, что, после того как эта земная хижина разрушится, нас уже ожидает другая”. Понимаете? Вот так, духовное тело людей. [4]

Далее брат Бранхам в своей последней проповеди (“Причастие”) сказал:

Например, как эта Книга, и то место, о котором мы говорили — две Книги, являющиеся одной — Книгой Жизни. Первая Книга жизни появилась, когда вы родились — это было ваше естественное рождение. Видите? Но потом однажды где-то там, глубоко-глубоко внутри, оказалось зёрнышко Жизни. Видите, там залегает зёрнышко Жизни, о котором вы задаётесь вопросом: “Откуда оно взялось? Что это за странные вещи?”

Я это говорил применительно к себе, как и вы бы сказали: “Уилльям Бранхам, ну, сорок лет назад Уилльям Бранхам не был таким, какой он сегодня”. Если кто-нибудь тогда в прошлом, он сказал бы: “Уилльям Бранхам, он был отъявленным отщепенцем”, — (видите?) потому что я родился от Чарльза и Эллы Бранхам. По их натуре я был грешником, я пришёл в мир лжецом, и все мирские привычки находились во мне. Но также там внутри присутствовала и другая натура, предопределённая, находившаяся там внутри от Бога. В том же самом теле — в нём две натуры.

Вот, я патокал только одной. Она возрастала, в младенчестве я лопотал: “Па-па”. В скором времени я стал лжецом, стал таким, каким только может стать грешник, потому что я воспитывался таким образом. Но всё это время там, глубоко внутри, была крошечная частичка Жизни.

Я помню, как в детстве сидел там, на берегу ручья, и я обычно сидел там по вечерам и обозревал окрестности. Папа и мама, теперь они уже отошли на покой. И в те времена они были грешниками, у нас дома вообще не было ничего христианского. И, о-о, пьянство, вечеринки и кутёж — меня от этого тошнило. Я брал фонарик и собаку и уходил в лес на всю ночь. Зимой я охотился, пока не кончалась вечеринка — может быть, до рассвета следующего дня. Если приходил домой, а она ещё не закончилась, я забирался на крышу сарая и там спал, дожидаясь рассвета.

Потом я вспоминаю о тех временах, когда бывал там летом: брал и вставлял колышки, чтобы сделать укрытие от ветра или от дождя; лежал там, а в воде стояли колышки, ловил рыбу; там лежала моя старая собака на енотов. Я говорил: “Глянь-ка сюда. Знаешь, прошлой зимой однажды ночью я разбил лагерь прямо на этом месте; я развёл костёр прямо вот здесь, когда я ждал, пока моя старая собака загонит кого-нибудь на дерево, и у меня здесь был костёр. Земля промёрзла на сантиметров двенадцать. Маленький цветочек, откуда же ты взялся? Ну, и откуда ты взялся? Кто пришёл сюда и посадил тебя? И из какой теплицы тебя принесли? Или как это произошло, откуда же ты взялся?” Видите? Этому цветочку я говорил: “Ведь здесь же всё замёрзло, и так далее, а я развёл тут сверху костёр. Кроме мороза был нагрев здесь, на большом старом бревне, где я жёг его. Однако ты здесь, и ты жив. Откуда же ты взялся?”

Что же это было такое? — Это был другой Уилльям Бранхам. Понимаете? Тут в глубине пятнышко вечной Жизни от генов Бога, Слово Божье, Которое было заложено там внутри. Каждый из вас мог бы вспомнить что-нибудь похожее. Видите? Оно действовало.

Затем я посмотрел вверх на деревья и подумал: “Лист, я видел, как ты упал в прошлом году, а почему ты снова на дереве? Откуда ты взялся? Как ты здесь появился?” Видите? Это была вечная Жизнь, действующая в теле.

И вот, затем, однажды, когда я шёл, этот голос проговорил: “Никогда не кури, не пей и так далее”. И вся молодёжь, и все прочие уже повзрослели. Видите, нечто действовало.

Однако вдруг я взглянул вверх и сказал: “Я не сын Чарльза и Эллы Бранхам. Нечто зовёт”. Как и мой орлёнок: “Я не цыплёнок. Где-то там вверху нечто есть. О-о, великий Иегова, Кем бы Ты ни был, откройся! Я хочу прийти домой. Во мне нечто зовёт”.

Затем я родился заново. Там залегала эта маленькая Жизнь, на Неё излилась жизнь воды, тогда Она начала расти. Так вот, та старая жизнь была прощена, брошена в море Божьего забвения, и уже никогда не будет вспомянута против меня. Видите? Теперь мы стоим оправданные (как будто никогда не грешили) в Присутствии Божьем. [5]

Ссылки:

[1] “Вопросы и ответы”, вопрос № 378, пар. 26, 28-37

[2] “Откровение — книга символов”, пар. 53-55

[3] “Единство”, пар. 33

[4] “Вопросы и ответы”, вопрос № 381, пар. 52-58

[5] “Причастие”, пар. 44-53