Духовно-созидательный камень № 100

Св. Иоанна 1:1-5, 14: “В начале было Слово (Логос), и Слово было у Бога (Элохима), и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца”.

Давайте послушаем, что сказал об этом Божий пророк для нашего времени:

Давайте закроем глаза на несколько минут и вообразим себе, что мы направляемся в далёкое прошлое, когда ещё ничего не было. Великим Источником всей Вечности был этот Дух любви, радости, этот Дух честности, этот Дух верности — в этом совершенстве. И потом из сущности Отца изошёл Логос, Который был Сыном, Который был теофанией, которая была телом великого Иеговы-Бога, изошёл в небесном Теле. Это Логос. Слово изреклось из тех великих Источников Жизни и изошло. И так появилась теофания, которая представляла собой Бога, ставшего Словом.

Затем эта теофания стала плотью в Личности Христа Иисуса (2 Кор. 5:17-19). И тогда в Нём обитала вся полнота Троицы: и Отец, и Сын, и Святой Дух — всё в этом (Кол. 2:9-10). И мы идём именно в этом направлении — обратно к самому исходному началу Божьему. Там мы родились заново не от плоти, родились заново не от крови, но родились заново от Духа (1 Петра 1:22-23). И этот Вечный Дух любви и честности сходит, чтобы поселиться в нас.

А когда мы умираем в этой жизни, мы входим в тело… Если эта земная хижина разрушится, то у нас есть теофания, в которую мы войдём, небесное тело (2 Кор. 5:1-9).

Затем в Пришествие Господа Иисуса это тело опять будет поднято от земли и будет введено в прославленное состояние, чтобы всегда жить в Его Присутствии (1 Фес. 4:16-17). Тогда всё извращение, всё то, что было извращено — всё исчезнет. Плоть отправится на своё наказание. Ад откроет пасть и поглотит всё зло и извращение. А Бог и Его возлюбленная Церковь, Его Невеста, вступят в нескончаемую Вечность. В этом заключается великая надежда Христианской Церкви. [1]

Ещё я размышлял вчера вечером, когда приехал домой и прилёг на несколько минут, я размышлял о том, что происходит, когда из человека выходит душа? Выходит его внутреннее существо (2 Кор. 4:16). Он не мёртв, он по-прежнему жив. Понимаете, он живёт всегда. И наши близкие, которые зашли за эту завесу, находятся в теле, о котором мы не знаем, какое оно (Св. Иоан. 14:1-3). Это не открыто.

Всё бывает в трёх стадиях. Есть стадия смертного тела (1 Кор. 15:53), бессмертное тело, а потом прославленное, воскресшее тело. Точно как другие вещи, как Отец, Сын и Святой Дух входят в один канал, и три составляют Одного. Оправдание, освящение, крещение Святым Духом в одном канале составляют единое целое. И душа, тело и дух составляют единое целое. И всё это перемещается в тройках, а эти тройки составляют единое целое.

И когда душа выходит из тела, она отправляется в место покоя в теле, которое имеет форму и вид этого тела, но оно не такое, как вот это тело.

Но потом, когда то тело (то тело небесного типа), когда оно вернётся на землю, оно подхватит ту материю, в которой оно раньше жило, и тогда оно станет прославленным телом (Матф. 27:51-53). Именно в таком теле мы увидим Господа Иисуса — в Его воскрешённом теле (1 Кор. 15:42-44, 48-49). “Ещё не открылось, какими мы будем, — сказал Иоанн, — но мы знаем, что у нас будет тело, как Его славное тело. Ибо мы увидим Его, как Он есть” (1 Иоан. 3:2).

И все эти морщинистые руки и повреждённые ткани — всё это исчезнет в великолепии молодости. Пожилые мужчины и женщины, помните, что ваша старость — это клеймо грехопадения (Рим. 8:19-23; 2 Кор. 5:2-4). Но при воскресении не будет ни одного греховного клейма. Но почему же Бог создал вас вот такими? Он довёл вас до определённого возраста. Когда вам было примерно двадцать два, двадцать три года, вы были в расцвете сил. Вы питались и становились сильнее, и были здоровыми, и вы были с виду таким сильным человеком. Потом, после этого у вас начали появляться морщины. Видите, наступает смерть. Но при воскресении старость будет полностью изглажена. [2]

Когда младенец формируется (зарождается) в утробе матери, у него своего рода жизнь. Но с самого начала это дух. Когда этот дух (жизнь) начинает облекаться в плоть, маленький зародыш жизни начинает облекаться в плоть, и как только он выходит из… Так вот, в утробе это малюсенькие трясущиеся, дёргающиеся мышцы. Мы это знаем. Это клетки.

Но как только он рождается в этот мир и делает первый вздох, он становится душою живою. Понимаете? Потому что как только земное тело рождается в мир, за него ухватывается небесное тело или духовное тело. И как только скидывается это физическое тело, его ожидает небесное жилище: “Если эта земная хижина разрушится, его ожидает небесное жилище” (2 Кор. 5:1). Как только младенец оказывается на земле в плоти, духовное тело ожидает, чтобы принять его. И как только физическое тело разрушится, там ожидает духовное тело, мы называем его теофанией — теофания. [3]

Как только мы выходим из этого, мы входим в то: которому не нужно выпить холодной водички, не нуждается в том, чтобы пить воду; которое не ест — они не из праха земного. Но они настолько же реальны, и могут чувствовать, и пожимать руки, и просто любовь, и всё совершенно. И то тело там ожидает. Оно — его часть. Их три.

Ваша Вечная Жизнь начинается здесь у алтаря. Вот где начинается твоя Вечность. О-о! Здесь начинается твоя Вечная Жизнь. Тогда ты рождён свыше, сын Божий. И потом, когда умираешь, ты начинаешь…Когда смерть поражает тебя в этом теле, и сердце перестаёт стучать, и колёса смертного тела останавливаются, та тень от тени от тени за секунду становится тенью тени, потом становится тенью, затем становится струйкой, затем становится ручейком, затем становится рекой и затем становится океаном, ещё немного, и ты находишься там в присутствии твоих родных, облачённый в одежду небесного тела, вы узнаёте друг друга, любите друг друга, вы снова превратились в молодого мужчину и в молодую женщину. Совершенно верно. Оно ожидает там до пришествия Господа Иисуса. Теперь запомните, это — небесное тело, не прославленное, а небесное тело. И однажды то небесное тело вместе с Иисусом оставит Небеса.

“Ибо я говорю вам”, — Первое Фессалоникийцам 4:13-18. Те небесные тела сойдут и облекутся в земные прославленные тела. “И мы, оставшиеся в живых, будем изменены во мгновение ока, и будем взяты вместе с ними для встречи с Господом в воздухе”. [4]

Ниже Брат Бранхам рассказывает о своём переживании в 1960 году:

В прошлое воскресенье утром, я проснулся рано. А то было в субботу, то видение. Всегда уставал, я всегда задумывался о смерти. Мне пятьдесят, моё время не…думал, что не так уж долго осталось. Мне было интересно, как я буду в этой теофании, в небесном теле. “Будет ли это так, что я увижу моих дорогих друзей и увижу, как проплывает белое облачко, и скажу: ‘Вот это Брат Невилл’, или он не сможет сказать: ‘Привет, Брат Бранхам’? А когда придёт Иисус, тогда я снова буду человеком”. Я часто так думал.

Мне снилось. И я проснулся. Я подумал: “Мне так много снится! Интересно, почему?” Я взглянул, она лежала рядом со мной.

Я приподнялся на подушке, как многие из вас это делали, откинул голову на спинку кровати, и сложил руки сзади. И я вот так лежал там. И я сказал: “Да, интересно, как же это будет, на другой стороне. Мне уже пятьдесят, а я ещё ничего не сделал. Если б я только мог сделать что-нибудь, чтобы помочь Господу, ибо, я знаю, что больше не буду смертным. Половина моего времени прошла, по крайней мере, или больше половины. Если я проживу до старости, как мои родственники, всё равно половина моего времени прошла”. И я огляделся. Я лежал там, собираясь вставать. Было около семи часов. Я сказал: “Думаю, сегодня утром я пойду в церковь. Если я охрипший, то я хотел бы услышать проповедь Брата Невилла”.

Итак, я сказал: “Ты проснулась, дорогая?” Но она очень крепко спала.

И я не хочу, чтобы вы это пропустили. Это меня переменило. Я не могу быть тем же самым Братом Бранхамом, которым я был.

И я посмотрел. И я услышал, как Что-то всё говорило: “Ты только начинаешь. Продолжай вести битву. Просто продолжай бороться”.

Я на мгновенье встряхнул головой. Я подумал: “Ну, по-видимому, я просто так думаю”. Вы знаете, человек может что-то вообразить. И я сказал: “Возможно, я просто вообразил это”.

Но услышал: “Продолжай вести битву. Давай же, продолжай”.

Я сказал: “Может быть, я это сказал”. И я зажал зубами свои губы, и закрыл рот рукой.

Но Это снова пришло, сказало: “Просто продолжай двигаться. Если бы ты только знал, что будет в конце дороги!”

И я услышал, Нечто сказало: “Ты желал бы взглянуть за завесу?”

Я сказал: “Это очень сильно помогло бы мне”.

И я взглянул. И просто в одно мгновение, один вздох, я оказался на какой-то наклонной плоскости. Я оглянулся, и вот я лежал там на кровати. И я сказал: “Странно это”.

Теперь, я не хотел бы, чтобы вы это повторяли. Это перед моей церковью, то есть моими овцами, где я пасторствую. Было ли это так, что я был в этом теле или вне, или это было переселение, это не было похоже ни на одно видение, которые я видел. Я мог смотреть вниз, и я мог смотреть сюда.

И когда я попал в то Местечко, я никогда не видел так много людей, которые бежали и кричали: “Ах, наш дорогой брат!”

И я взглянул. И вот молодые женщины, может быть, лет двадцати, от восемнадцати до двадцати, они протягивали ко мне свои руки, восклицая: “Наш дорогой брат!”

И вот пришли молодые мужчины, в расцвете своей молодости. Их глаза сверкали и выглядели, как звёзды в тёмную ночь. Их зубы белые, как жемчуг. И они кричали и хватали меня, и кричали: “Ах, наш дорогой брат!”

И я остановился и взглянул. И я был молодым. И я посмотрел назад на своё старое тело, лежащее там с руками за головой, и я сказал: “Я этого не понимаю”.

А эти молодые женщины обнимали меня своими руками. Так вот, я понимаю, что это смешанная аудитория, и я говорю это с мягкостью и нежностью Духа. Мужчины не могут обнимать женщин, не испытывая ощущения: но Там этого не было. Там не было ни вчера, ни завтра. Они не уставали. Я никогда в своей жизни не видел таких приятных женщин. Их волосы были до пояса: длинные юбки до ступней ног. И они просто обнимали меня. И это не было похоже даже на то, как меня может обнять моя собственная сестра, сидящая здесь. Они не целовали меня, и я их не целовал. Это было нечто такое, что просто слов не подберёшь, у меня не хватает слов, чтобы выразить. “Совершенство” вряд ли подойдёт. “Превосходство”, этим словом тоже не выразишь. Это было нечто такое, чего я никогда…Просто нужно побывать Там.

И я посмотрел сюда, и посмотрел туда. И они шли тысячами. И я сказал: “Я не понимаю этого”. Я сказал: “Что ж, они…”

И вот подходит Хоуп. Это была моя первая жена. Она подбежала, но не сказала: “Мой муж”. Она сказала: “Мой дорогой брат”, когда она меня обняла. Там стояла другая женщина, которая меня обняла, и потом Хоуп обняла ту женщину; и каждую. И я подумал: “О-о, это совершенно другое. Это не будет…Это нечто…” Я подумал: “О, будет ли у меня ещё желание опять вернуться в тот старый труп?” (2 Петра 1:13)

Тогда я осмотрелся. Я подумал: “Что это такое?” И я хорошенько взглянул. И я сказал: “Я не могу этого понять”. Но Хоуп выглядела будто какая-то почётная гостья. Она не отличалась, но просто как почётная гостья.

И тогда я услышал Голос, который проговорил мне, это было в комнате, сказал: “То, что ты проповедовал, было Святым Духом. Это совершенная Любовь. И без Этого ничто не может войти Сюда”.

И я убеждён больше, чем когда-либо в своей жизни: чтобы войти Туда, нужна совершенная Любовь. Там не было никакой ревности. Там не было никакой усталости. Там не было смерти. Туда не могла войти болезнь. Смертность: не могла состарить тебя. И они не могли плакать. Это была только радость.

“Ох, мой дорогой брат!” И они взяли меня и поместили на какое-то возвышенное место.

Я подумал: “Это мне не снится. Я смотрю на своё тело, лежащее там внизу на кровати”.

И они поместили меня туда. И я сказал: “О, не нужно, чтобы я здесь высоко сидел”.

И вот, с обеих сторон, восклицая, подошли мужчины и женщины в расцвете юности. И одна женщина стояла там и воскликнула: “О-о, мой дорогой брат! О, как мы счастливы увидеть тебя Здесь.”

Я сказал: “Я этого не понимаю”.

И тогда тот Голос, который обращался ко мне сверху, сказал: “Ты знаешь, это написано в Библии, что ‘Пророки соберутся с народом своим’.”

И я сказал: “Да. Я помню, что это в Писаниях”.

Сказал: “Но, это когда ты соберёшься с народом твоим”.

Я сказал: “Тогда они будут реальными, и я смогу их почувствовать”.

“О, да”.

Я сказал: “Но тут миллионы. Ведь Бранхамов не так много”.

И тот Голос сказал: “Они — не Бранхамы. Это твои обращённые. Это те, которых ты привёл к Господу”. И добавил: “Некоторым из тех женщин, о которых ты подумал, что они так прекрасны, было лет девяносто, когда ты привёл их к Господу. Не удивительно, что они восклицают: ‘Наш драгоценный брат!’”

И они закричали, все сразу, сказали: “Если бы ты не пошёл, то нас не было бы Здесь”.

Я огляделся. Я подумал: “Ну как, я этого не понимаю”.

Я сказал: “А где же Иисус? Я так сильно хочу Его увидеть”.

Они сказали: “Сейчас Он немного выше, вот там выше”. Сказали: “Однажды Он придёт к тебе. Понимаешь?” Сказали: “Ты был послан как вождь. И Бог придёт. И когда Он придёт, Он будет судить тебя согласно тому, чему ты их учил, во-первых, войдут они или нет. Мы войдём согласно твоим наставлениям”.

Я сказал: “О, я так рад. А Павел, и ему придётся так же предстать? И Петру придётся так же предстать?”

“Да”.

Я сказал: “Тогда я проповедовал каждое Слово, как они проповедовали. Я никогда не отступал от Этого ни в одну, ни в другую сторону. Где они крестили во Имя Иисуса Христа, и я делал так же. Где они учили о крещении Святым Духом, и я делал так же. Всё, чему они учили, и я учил так же”.

И те люди восклицали и говорили: “Мы знаем это. И мы знаем, что однажды мы вернёмся с тобой на землю”. Сказали: “Иисус придёт, и тебя рассудят согласно Слову, которое ты проповедовал нам. И тогда, если ты будешь принят в то время, а так и будет, — и сказали, — тогда ты представишь нас Ему как свой трофей своего служения”. Сказали: “Ты поведёшь нас к Нему, и вместе мы вернёмся на землю, чтобы жить вечно”.

Я спросил: “Мне теперь надо возвращаться?”

“Да, но продолжай двигаться дальше”.

Я взглянул. И я видел людей, настолько далеко, насколько мог видеть, всё ещё приходили, желая обнять меня, восклицали: “Наш драгоценный брат!”

Как раз тогда Голос сказал: “Всех, кого ты любил, и все, кто любили тебя, Бог дал тебе здесь”. И я взглянул. И вот ко мне подходит моя собака. Вот пришла моя лошадь и положила голову мне на плечо и заржала. Сказал: “Всех, кого ты любил, и все, кто любили тебя, Бог дал их в руки твои через твоё служение”.

И я почувствовал, как удаляюсь из того прекрасного Места.

И я осмотрелся вокруг. Я сказал: “Ты проснулась, дорогая?” Она всё ещё спала.

И я подумал: “О Боже! О помоги мне, о Боже. Не дай мне идти на компромисс ни с одним Словом. Дай мне прямо стоять на Слове и проповедовать Его. Меня не беспокоит, что бы ни происходило, что делает кто-то другой, сколько поднимается Саулов из сыновей Киса, сколько того, другого и третьего. Дай мне, Господь, двигаться к тому Месту”. Всякий страх смерти…

Я говорю это сегодня утром перед лежащей здесь Библией. Вот у меня маленький мальчик, четырёх лет, его надо растить. У меня есть девятилетняя девочка; и девочка-подросток, за которых я благодарен, что обратились на путь Господа. Боже, позволь мне жить и вырастить их в страхе Божьем.

Кроме того, кажется, будто весь мир взывает ко мне, девяностолетние женщины и мужчины, и разные люди. “Если бы ты не пошёл, то нас здесь не было бы”.

Боже, позволь мне вести эту битву. Но если настанет час смерти, то я больше…Это будет радостью, это будет удовольствием: уйти от этого разложения и бесчестия.

Если бы я мог там образовать куб высотой в сто миллиардов миль, и это была бы совершенная Любовь: с каждым шагом сюда он всё уменьшался бы, до тех пор, пока не дошли бы сюда, где мы сейчас. В нём не было бы никакой тени разложения. Это то нечто едва уловимое, что мы ощущаем и чувствуем, что где-то что-то есть. Мы не знаем, что это такое.

О, мои дорогие друзья, возлюбленные, мои сокровища Благовестия, дети мои, рождённые для Бога, послушайте меня, вашего пастора. Я хотел бы каким-нибудь образом объяснить это вам. Но нет слов: я не смог их найти: их нигде не найдёшь. Но за этим последним вздохом находится нечто преславное, чего вы никогда…Этого невозможно объяснить. Никоим образом. Я просто не могу. Но что бы ты ни делал, друг, отложи в сторону всё остальное, пока ты не обретёшь совершенную Любовь. Приди в такое состояние, чтобы ты смог любить каждого, любого врага, всех остальных.

Одно посещение того Места сделало меня другим человеком. Я никогда, никогда, никогда уже не смогу остаться тем Братом Бранхамом, каким я был. [5]

Это смертное тело обретает бессмертие. Это земное обретает небесное. Вы меня понимаете? Это естественное тело, которое греховное (Рим. 6:12); но готовится другое тело, в которое мы идём.

И я так благодарен Богу, что я могу сказать, как ваш пастор и брат, я увидел тех людей, в том теле, так помогло мне, и трогал их своими руками. Это верно. Обратите внимание.

Смотрите. Взгляните на Моисея, на Елисея. После того, как Моисей умер и Елисей был взят на Небеса, он стоял там на горе Преображения со своими чувствами речи, слуха, разумения и разговаривал с Иисусом перед распятием (Матф. 17:1-8). Вот, какое тело у него было?

Взгляните на Самуила, после его смерти прошло около двух лет. Он был вызван в тот вечер в пещере колдуньей из Аэндора и говорил с Саулом на языке; слышал Саула, отвечал ему и предсказал то, что должно было произойти. Его дух всё ещё не изменился. Он был пророком (1 Царств 28:7-19). [6]

Это умирающий дух в умирающем теле, но ведь вы не можете одновременно находиться в двух телах; тем не менее, в вас одновременно могут быть две натуры. Итак, натура Духа Господнего… Когда вы рождаетесь заново, вы не рождаетесь физически, как ребёнок. Но что произошло? К вам пришло духовное рождение (Св. Иоан. 3:1-8; 1 Петра 1:22-23). И в то время как в вашем сердце растёт это духовное рождение от Бога, растёт и физическое, точнее, небесное тело, чтобы принять тот дух (2 Петра 3:18). И когда жизнь выходит из этого тела, она направляется к тому телу. Точно как и тогда, когда тело появляется на земле, входит дух, а когда дух выходит из этого тела, ожидает то тело. “Ибо мы знаем, что после того как эта земная хижина разрушится, нас уже ожидает другая”. Понимаете? Вот так, духовное тело людей. [7]

Так вот, это и есть небесное тело: когда мы умираем, мы не становимся мифом, мы становимся телом. Если бы все мы умерли, если бы в эту минуту взорвалась атомная бомба, то через пять минут мы уже пожимали бы друг другу руки и обнимались бы, и кричали бы, и радовались, и прославляли Бога! Да, сэр. [4]

И это помогло мне, потому что раньше у меня было понятие: когда человек умирает, только душа уходит. Но потом, когда Он процитировал это мне, что: “Если эта земная хижина нашего жилища разрушится, у нас уже есть другая” (2 Кор. 5:1). Видите? И всё должно быть в трёх, чтобы составлять совершенство. Понимаете? И одно тело здесь, затем тело там, которое является небесным телом, и затем прославленное тело в воскресении. Видите, тогда составляется полнота. Понимаете? Так что это не миф, это не представление, это не дух. Это мужчины и женщины, как вы, в точности.

И затем, много лет назад, я видел мир потерянных и был там. Говорю тебе, друг, как пожилой человек, позвольте мне убедить вас по всей стране в это утро вот в чём: ни за что не намеревайтесь увидеть то место. Я вообще никоим образом не смог бы…если бы я был художником с кистью в руке, я бы не смог нарисовать такую картину. Как служитель, я бы не смог вам описать. Говорят, что ад — это где всё горит; это в миллион раз хуже, чем это, а какой там ужас.

А небеса…или то место, где бы то ни было, я не знаю, как это назвать. Он сослался на это как на души под алтарём, но когда это было, я никогда…никак не объяснишь, как это великолепно. Это…Так вот, вам придётся просто поверить мне на слово, я просто человек. Да? Но эти видения, которые всегда исполнялись, точно как я вам говорил, и вы знаете, что они все до одного были истинными, и это тоже истинно. Что бы вы ни делали, если вы потеряете всё остальное (здоровье, силы, ваше зрение, что бы ни было), не упустите этого. С этим ничто не сравнится. На английском языке нет такого слова, которое я знаю, которое могло бы выразить это. Если скажешь “совершенно”, там превыше этого; “великолепно”, там превыше этого; “возвышенно…” Я не знаю таких слов, которые могли бы выразить это, потому что это было так…И потом, подумать только, ведь это ещё не конец. [8]

“Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его” (1 Коринфянам 2:9).

Ссылки:

[1] “Жизнь” (02.06.57), пар. 58-64

[2] “Слушай Его Голос” (05.10.58у), пар. 19-20, 22-24

[3] “Вопросы и ответы” (12.01.61), вопрос № 117, par. 329-330

[4] “Проявление сынов Божьих”, Усыновление, часть 2, пар. 69-71, 66

[5] “Отверженный Царь” (15.05.60у), пар.123-133, 135-169

[6] “Пятая Печать”, пар. 450-453

[7] “Вопросы и ответы” (30.08.64в), вопрос № 381, пар. 58

[8] “Единственное усмотренное Богом место поклонения” (28.11.65у), пар. 22-24